Официальный форум российского программного комплекса T-FLEX PLM


Поиск  Пользователи  Правила 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Войти
 
Страницы: 1
взаимоотношения религии и животных, У попа была собака, он её любил...
 
У попа была собака, он её любил….



В одном монастыре далёком
У одинокой кельи жил
Приблудный пёс, он с добродушным
Монахом тяготы делил.

Его рукою был подобран
В щенячьем детстве сукин сын.
Из выводка всего отобран
И был обласкан он один.

Но как-то, видно в день недобрый,
Монаху бог послал мясца.
Он, как предчувствуя, весь скорбный,
Разжёг костёр вблизи крыльца.

Налил воды в котёл чугунный,
Поставил мясо отварить.
Но неизменен мир подлунный –
Что суждено – тому и быть.

Ведь пес лишь пёс, и искушенье
Не может он преодолеть…
И вот с пустым котлом он рядом
Стоит. Он больше стал на треть…

Прекрасен памятник чугунный.
Монах, рыдая, рядом пал.
Без друга он, он как безумный.
А я, поэт, всё рассказал.


У попа была собака, он её любил….


Старый поп. Дрожит рука.
Нож. Собака. Сердце.
Мясо. Кость. Дверь кухни. Взлом.
Холодильник. Дверца.

Друг. Предательство. Невмочь.
Силы нет смириться.
Ночь и кладбище. Увы.
Месть должна свершиться.

Всё на камне написал
Батюшка наш старый.
Как жил пёс. И как прошло
Совершенье кары.

У попа была собака, он её любил….


Странствуя по горам,
Зашёл в монастырь случайно.
Там находился монах,
Рыдающий отчаянно.

Спросил послушника я:
«Что с беднягой случилось?»
Тут старик помрачнел
И вот что мне открылось.

Предметом раздора стал
Какой-то жареный кролик.
Настоятелю рассказал –
Так он смеялся до колик.

Не может – он говорит –
Жесток быть служитель бога.
Но что случилось – не скрыть,
Крива судьбы дорога.

Сверкающий острый нож
Разрезал горло чисто.
Брат, ну как ты мог,
Как совершил убийство?

За кроличью лапку лишь,
Что бедный пёс откушал,
Ты жизни его лишил,
Отнял собачью душу.

Нельзя ничто изменить.
Плачь, не плачь – свершилось.
Затих молитвы звук,
И склепа дверь закрылась.

И, выходя из ворот
Места кровавой драмы,
Понял я вещь одну –
Монах не слушался мамы.

И где б теперь не был я –
Меж горных ручьев иль просек-
Навеки в моих глазах
Зверски убитый пёсик.





У попа была собака, он её любил….


Жил да был отец Герасим,
В тихой церкви он служил.
Он носил смиренно рясу,
Вместе с ним и пёсик жил.

В рыжих пятнах, хвост колечком,
И на морде влажный нос-
Он ничем не был отмечен,
В общем, был обычный пёс.

В кухню дверь была открыта,
Без присмотра мясо там-
Свинки юной отбивная
Весом ровно двести грамм.

Был бросок к столу короткий,
Отбивной уж больше нет.
И остался поп голодный-
Пёс сожрал его обед.

Поп и пёс отплыли в лодке,
И идет поп на корму,
И в волну он пса бросает
Как персидскую Муму.
,j;t? gjrfhfq FCRJY
 
Вообще, очень уж странный этот мини-стих про попа и собаку. По мне, так это какая-то немотивированная жестокость ))
...и он исчез, оставив за собой ощущение уходящего Маззи...
 
Osiris2000, жалко, Вас здесь не удастся лайкнуть :)
 
А это написал не я, а Лев Степаненко http://steplev.narod.ru/index_files/St03.htm

У ПОПА БЫЛА СОБАКА



У попа была собака,

И собаку поп любил;

Но при всей любви, однако,

Плохо он её кормил.



Видно, поп был жуткий скряга;

И однажды он усёк,

Как собака, бедолага,

Мяса слямзила кусок.



Эх, собачья жизнь – не сахар,

А с хозяином таким –

Лучше голову на плаху,

Чем любимою быть им.



Лучше в петлю, лучше в омут,

Лучше сдохнуть и не жить,

Чем хозяину такому

Верой-правдою служить.



А ведь всё собачье счастье –

От души поесть, поспать.

Не пришлось тогда бы красть ей

Это мясо у попа.



Горем страшным убиваясь,

Пса он в краже уличил;

И, слезами обливаясь,

Поп собаку замочил…



А была любовь такая

У попа! Что говорить,

Страсть, какая неземная!

Но пришлось её убить.



Долго поп от горя плакал,

Долго слезы проливал,

А потом зарыл собаку,

Да и надпись написал.



Надпись та о том гласила,

Что любил собаку поп,

А собака жрать любила,

Потому сыграла в гроб.



Не завоет, не залает.

Поп с души не смоет кровь.

Ну кому нужна такая

Бестолковая любовь?



Та любовь покрыта мраком.

Эх, собачья жизнь – не мёд.

У попа жила собака,

А теперь вот не живёт.



Слёзы льёт с утра до ночи

Поп в нелающей тиши,

Бормотухой горло мочит

За помин её души.
,j;t? gjrfhfq FCRJY
 
Н.А.Некрасов

В каком краю — неведомо,
В каком году — не сказано,
В деревне Пустоголодно
Жил был расстрига-поп.

С попом жила собачечка,
По имени Жужжеточка,
Собой умна, красоточка,
Да и честна притом.

На ту собачку верную
Бросал свои владения,
Столовую, кладовую,
Телячья мяса полную,
Поп все свое добро.

Но голод шутку скверную
Сыграл с Жужжеткой верною,
И дичь украв превкусную,
Собака съела всю.

Узнав про кражу злостную,
Поп взял секиру острую,
И ту собачку верную
В саду он зарубил.

И слезы проливаючи,
Купил плиту чугунную,
И буквами словенскими
Велел Вавиле слесарю
Там надпись написать...

В каком краю — неведомо,
В каком году — не сказано…

И т.д.
,j;t? gjrfhfq FCRJY
 
Иван Бунин. Сонет

Поп сив и стар. Глаза красны от слез.
Одна забота — зажигать лампады.
Жена в гробу. И дочка за оградой.
Последний друг — худой, облезлый пес.

Теперь попу уже немного надо:
Краюшку хлеба, пачку папирос...
Но жаден пес. С ним никакого сладу -
Лукав, хитер. И мясо он унес.

Нет, так нельзя! В глазах усталых пламень,
Поп, ковыляя, тащится в сарай,
Берет топор. И, наточив о камень,
Псу говорит в последний раз: прощай.

Топор взлетел широким плавным взмахом,
И заалела киноварью плаха.
,j;t? gjrfhfq FCRJY
 
Анна Ахматова

Я бедный попик убогий,
Живу без улыбок и слез.
Ах, все исходил дороги
Со мною немощный пес.

Обветшала грустная келья,
Скуден мяса кусок.
И его в печальном весельи
Куда-то пес уволок.

И смерть к нему руки простерла...
Оба мы скорбь затаим.
Не знал я, как хрупко горло
Под ошейником медным твоим.
,j;t? gjrfhfq FCRJY
 
Оскар Уайльд

Он убил ее. Убил, потому что любил. Так повелось в веках.

Пурпурное мясо, кровавое, как тога римских императоров, и более красное, нежели огненные анемоны, еще терзал жемчуг ее зубов. Серебряные луны ее маленьких ножек неподвижно покоились на изумрудном газоне, окрашенном рубиновой кровью, этой росой любви и страдания.

– Poor Bobby! — прошептал мистер Чьюизбл, викарий Ноттенгеймской церкви, отбрасывая прочь палку, орудие убийства. — «Ты не знал, что, хотя любовь есть воровство, воровство не есть любовь. Смерть открыла тебе эту тайну. Покойся с миром».

Он удалился. С лиловых ирисов капали слезы на золотой песок. Он убил ее. Убил, потому что любил.
,j;t? gjrfhfq FCRJY
 
Михаил Зощенко
ПЕРВЫЙ ЖАЛОСТЛИВЫЙ РАССКАЗ

А я вам, гражданочка, прямо скажу: не люблю я попов. Не то чтобы я к партии подмазывался, антирелигиозного дурману напускал, но только не люблю я духовной категории. А за что, спросите, не люблю? За жадность, за скаредность, - вот за что. И не то чтоб я сам мот был или бонвиван какой, но вот судите сами, какие от попов могут поступки происходить.

Живет с нами на одной лестнице духовная особа, Николо-Воздвиженского приходу священник. Собачка у них имелась, не скажу чтобы очень благородного происхождения, да ведь главное-то не лягавость эта самая, а характер. А характер у ней, надо сказать, замечательный был, ну, просто сказать, домовитая собачка была, не гулена какая-нибудь дворняжная.

А только стали мы примечать, что собачка худеть начала. Ребра, знаете, обозначаются, и на морде грусть. Одно слово – плохое питание и обмен веществ. Стали мы духовной особе замечания говорить, не по грубости, конечно, а по-деловому: "Так, мол, и так, вы бы, товарищ, служитель культа, собачке вашей мясной паек увеличили, худает собачка ваша, как бы и вовсе не сдохла". А духовная особа проходит равнодушной походкой, будто и не ее это касается.

Только гляжу, в понедельник утром возле помойной ямы собачий труп валяется. Ножки тоненькие свесились, шерсточка в крови, а ухо-то, знаете, вроде как каблуком придавлено. Тоска меня взяла - очень уж приятная собака во дворе была, никогда на лестнице не гадила. Стал я у дворника справки наводить, как да что да неужто песик своею смертью от плохого питания помер. И узнали мы, гражданочка, что духовное лицо своими руками собачку уничтожило за паршивый, извиняюсь, кусок мяса. Съела собачка мясо обеденное, а мясу тому, простите, кукиш цена. Обида меня взяла, гражданочка, скажу вам, до смерти. И хотите - обижайтесь, хотите - нет, а я вам открыто скажу: не люблю я лиц духовной категории.
,j;t? gjrfhfq FCRJY
 
Генри Лонгфелло. Песнь о Гайавате

В безмятежные дни мира, дни и радости, и счастья,
На земле Оджибуэев жил седой учитель-кацик.
У него был Мишенава, пес ученый и лукавый,
И старик души не чаял в Мишенаве, псе разумном.

Как-то, сидя у вигвама и прислушиваясь к стону
Засыпающей Шух-шух-ги, цапли сизой длинноперой,
Он задумался глубоко и забыл о пеммикане,
Что для трапезы вечерней принесли ему соседи.

То проведал Мишенава, и как гнусный Шегодайя,
Трус презренный и ничтожный,
Он подкрался к пеммикану.
Вмиг все съел обжора гадкий.

Но узнал об этом кацик и схватил свой томагаук,
он убил одним ударом злого вора Мишенаву.
А потом сплел пестрый вампум про себя и про собаку:
"В безмятежные дни мира, дни и радости и счастья..." - и т. д
,j;t? gjrfhfq FCRJY
 
Однажды в студёную зимнюю пору
Я из дому вышел. Был сильный мороз.
Гляжу: возле дома лежит под забором
Соседским попом уничтоженный пес.

Я слышал, хозяин души в нем не чаял,
Но пес со стола его мясо стащил.
И сколько потом ни скулил и ни лаял,
Безжалостно поп негодяя убил.

Его закопали. И всем в назиданье
Повесили доску, где надпись была
О том, что любимец убит в наказанье,
Что сделано это, отнюдь, не со зла,

Что раньше хозяин души в нем не чаял,
Но пес со стола его мясо стащил
И сколько потом ни скулил и ни лаял,
Безжалостно поп негодяя убил,

Что здесь он закопан. И всем в назиданье
Повесили доску, где надпись была
О том, что любимец убит в наказанье,
Что сделано это, отнюдь, не со зла…
Н.А.Некрасов

Жил-был поп,
Толоконный лоб.
Пошёл поп по базару
Купить кой-какого товару.

За ним увязалась попова собака.
Скучно собаке было, однако.

Добрались они до мясницкого ряда.
Поп говорит, мол, мясца ему надо:
«Близится праздник, куплю загодя.
Будет довольна жена-попадья.»

Только отрезал мясник им кусок,
Пес это мясо в кусты уволок.
Но поп его тут же в кустах изловил
И собственноручно, при всех удавил.
Хозяин убитого пса закопал,
Доску прибил и на ней написал,
Что с ним на базар увязалась собака,
Которой всегда он потворствовал всяко,
Что вместе дошли до мясницкого ряда,
И поп заявил, что мясца ему надо:
«Близится праздник, куплю загодя.
Будет довольна жена-попадья.»

Только отрезал мясник им кусок,
Пес это мясо в кусты уволок.
Но поп его тут же в кустах изловил
И собственноручно, при всех удавил.
Хозяин убитого пса закопал,
Доску прибил и на ней написал..
А.С.Пушкин

Однажды поп сказал своей собаке:
«Дай, Джим, на счастье лапу мне,
Меня любя, ты часто рвёшься в драку
И особливо часто по весне.

Пожалуйста, голубчик, не лижись.
Пойми со мной хоть самое простое.
Ведь ты не знаешь, что такое жизнь,
Не знаешь ты, что жить на свете стоит.

Я тут припас себе кусочек мяса.
Так ты его, того, не утяни.
А украдёшь, прибью, подлюка, сразу
Враз оборву твои собачьи дни.»

Но пес не внял и был за то наказан.
Чуть теплый труп хозяин закопал,
Прибил дощечку, на которой сразу
Причину смерти Джима указал,

Что говорил однажды он собаке:
«Дай, Джим, на счастье лапу мне,
Меня любя, ты часто рвёшься в драку
И особливо часто по весне.

Пожалуйста, голубчик, не лижись.
Пойми со мной хоть самое простое.
Ведь ты не знаешь, что такое жизнь,
Не знаешь ты, что жить на свете стоит.

Я тут припас себе кусочек мяса.
Так ты его, того, не утяни.
А украдёшь, прибью, подлюка, сразу
Враз оборву твои собачьи дни.»

Но пес не внял и был за то наказан.
Чуть теплый труп хозяин закопал,
Прибил дощечку, на которой сразу
Причину смерти Джима указал,
Что говорил…
Сергей Есенин

Хозяин поп, любовь, собака,
С мясцом украденный обед,
Убийство. Труп. Лицо зеваки.
Бессмысленный и тусклый свет,

Могила пса и надпись справа,
Что это кара за грабёж,
А не убийство и расправа
И что случится с каждым то ж.

Своруешь - всё начнёшь сначала
И повторится всё как встарь:
Ночь, ледяная рябь канала,
Аптека, улица, фонарь.
Александр Блок
,j;t? gjrfhfq FCRJY
 
Это тоже не я..


Случилось это на Земле,
А не на Марсе -
Лежало мясо на столе
Филейной части.

Как летней ночью мошкара
Летит на пламя,
Примчался Бобик со двора,
Хотя был занят.

На озаренный потолок
Ложились тени,
Филейный лакомый кусок
В момент был съеден.

Внезапно поп возник во мгле
Седой и белый.
Завидя Боба на столе,
Рассвирепел он.

Убил собаку кулаком,
Хоть слезы градом.
Он, вобщем, добрым был попом...
Но есть-то надо!
,j;t? gjrfhfq FCRJY
 
Свежие новости. Снова поп взялся за старое...
Разминаю я так мозг.

Не могу молчать

Про жестокость служителей культа
Я поведать вам, люди хочу.
Реки красные крови собачьей
Я увидел, и я не смолчу.

Жил-был пёсик. Со всеми играя,
Во дворе развивался и рос.
Постепенно, дней не замечая,
Вырос милый и славный Барбос.

Поп же жадный кормил, как и прежде,
У Барбоса ввалились бока.
Очень сложно жить взрослой собаке
Рационом младого щенка.

В день последний Барбоскиной жизни
( пёс в душе упирался, как мог)
Он на кухне попа скоммуниздил
Мяса крупный и сочный кусок.

И удар топора в вечер томный
Погасил блеск растерянных глаз.
И собачьей души мир огромный
Уничтожил скупой поп.
,j;t? gjrfhfq FCRJY
 
А сегодя в обед пришло известие о новом преступлении.

У попа была собака

Слушайте мой печальный рассказ
Об убиенной собаке.
Жил щенок, всеми любим,
И доходило до драки

Кто погладит, даст сахарок,
Возьмёт его на ручки?
И не было, люди, рядом с ним
Вообще ни одной сучки.

Но поп его решил взять,
Так сказать, для вязки.
Реальность - она такова:
Не про аиста сказки.

Выполнив долг, её полюбил,
Ту, что щенков мама.
Верным пёс молодой был-
За это ему слава.

Подругу хотел порадовать он,
Ей подкрепить силы.
И возвратился, взяв бекон,
Вырвал замок хилый.

Нет, не кувалдой – ударом лап
Снёс он любви преграду.
Поп его за ошейник – цап,
Жалко мяса гаду.

И, кирпичами пса обвязав,
Словно Герасим Муму,
В озеро кинул, лишь сказав:
Ворюга, иди ко дну.
,j;t? gjrfhfq FCRJY
Страницы: 1